Прелесть том 3

Том 3. Прелесть тьмы (45 из 90)

Дождь лил и плотно окутывал плащ. Холодный ветер что-то напевал на своем языке, влажный туман кусал мою щеку и шептал тысячу предупреждений. Приближалось что-то важное, возможно, мой конец.

Тот самый метод лечения глухоты из союза! Запишите это! Слух вернется через 6 дней благодаря этой хитрости...
10 часов назад
Эти горькие таблетки высосут из вас 17 кг. жира за 1 неделю! Продаются в любой аптеке, называются...
7 часов назад

‘Моя вселенная прошептала твое имя. Все, что я сделал, это спел ее».

Сколько веков исполняется песнопение? Сколько раз мое имя отклонялось? Даже сейчас не мое имя определяет мою судьбу, а я сам. Я могу уйти и позволить другим ответить на этот призыв. Но вдруг невероятная тяжесть на моих плечах вернула меня на землю. Я все еще похожа на принцессу Арабеллу. Я неравна своим врагам, лишена дара речи и, прежде всего, нежеланна в своем доме.

Но время прошло.

Кто-то должен это сделать. Почему бы и тебе не сделать это?».

Два пальца были приложены к ее губам. В Полине. Берди, Гиннес и Бро. За Уолтера, Грету и Астора. Я поднял руку в молитве к небесам. И за Кедена. За свою жизнь. И для Рейфа. И для Рейфа. Чего он должен хотеть? Я получил то, что он хотел.

Конь бухал позади меня, храпел и властвовал под моросью. Я посмотрел на отца Магуайра рядом с Натией, ожидая моего сигнала. Он кивнул, расчесал свои мокрые волосы и посмотрел на меня так, как будто ждал этого очень долго. Семнадцать лет назад у меня на руках была маленькая девочка. Теперь его доводы для меня дороже любого золота.

Местные холмы и долины были покрыты лоскутным одеялом воспоминаний о прошлой жизни. Где-то там находятся злополучные руины, белая крышка залива. Колокольня Голгофы наклонилась набок. Если молодой священник поднимал на небо новорожденного младенца, он клялся защищать его, когда другие уже сплелись с ним.

Я въезжаю в город, который начал мне не нравиться.

Солдаты ищут принцессу Арабеллу по улицам города. Но кто бросит вызов священнику печальной вдове и ее дочери?

— Кеден был убит? — спросила Натия.

— «Нет», — ответил я в третий раз. Она не могла скрыть то, в чем Натия упорно не хотела себе признаваться.

— Он здесь, — заверил я ее.

Но действительно, где был Кеден?

Неделей ранее он не появился в назначенном месте обеда, поэтому я мог просто написать на земле «Mill Lake» и продолжить свой путь. Я знал, что Полина в Civic, и беспокоился — что, если она обратится за помощью не к тому человеку? Что, если она недооценила темперамент своего отца?

Меня также беспокоили письма. Когда я писал их, я еще не знал о судьбе Полины и других. Но я знал, что письма вызовут большой шум в городе и что я не смогу их идентифицировать — оба письма были доставлены иностранными гонцами. Первый, вероятно, прибыл на днях.

Я знаю, что ты сделал.

Конечно, новость сначала дошла до премьер-министра и распространилась, как чума, среди других заговорщиков. Пока что моя единственная цель — войти в город. Если они думают, что я уже там, я не буду создавать препятствий. Я знаю каждый темный уголок столицы и могу потеряться в любой момент. О, и мои соучастники возненавидят мои письма. Я хочу проникнуть под их кожу, потому что мне не нужно заглядывать в каждый уголок в одиночку. Кроме того, написание заметок — это мой фирменный знак. Давайте посмотрим, я все еще бесстрашно дразнюсь, как и тогда, когда получал сообщения в тайнике стола короля. Уолтер рассказал, как он отчаянно искал книгу в замке, игнорируя все внимание. Даже слуги были проигнорированы. Я надеюсь, что мое письмо заставит их снова выйти из седла, и они не будут убегать от Брина и Риган, как это сделал Уолтер. Вывести на чистую воду ведущих игроков или хотя бы привлечь к ним внимание.

Мое письмо Королевскому секретарю, вероятно, готово к отправке (и вот-вот будет доставлено).

У меня есть ваши книги.

Лишь бы они не попали в чужие руки.

Я закрыла лицо траурным шарфом. Необходимо было предварительно обернуть ткань вокруг лица, чтобы свободный плащ берди сидел естественно.

— Ты готов, — спросила Настя.

Другого выхода не было.

Мы спускались с крутого холма, чтобы выбраться из рощи, когда меня ударили по голове. В ушах звенело, а тени начали кружиться.

Не могу поверить, что не видел этого раньше.

— Добрые боги. Полина в «Сивике»!

Натия подошла ко мне с беспокойством.

— Вы знаете это уже давно. Что произойдет?

Полина была слишком напугана, чтобы думать о чем-то еще. Что если Микаэль тоже в городе? Что, если он увидит его?

— Арабелла, ты в порядке? — Отец Магуайр волновался за ее спиной.

Сейчас не время расстраиваться. Может быть, мне повезло, и Майкл действительно мертв. -Просто мысль», — ответил он и натянул поводья.

🔥 Моему мужу 65 лет, он барабанит меня по 5 раз в день! Перед близостью он съедает 1 чайную ложку советского...
10 часов назад
Даже самый заядлый курильщик бросит курить уже на следующий день, если на ночь...
8 часов назад

Мы только что прибыли в пригород, когда встретили часового. Два солдата перекрыли дорогу и проверяли путешественников и их повозки.

— Зачем вы едете в столицу? -спросили нас, когда подошла наша очередь.

Мы идем в собор, — сказал отец Магуайр.

Когда один мужчина небрежно взглянул на наши сумки, другой указал на мое лицо: «Вы можете поднять вуаль!

— Как вы смеете! — Священник был в ярости. — Я ручаюсь за эту вдову и ее дочь! Уважаете ли вы их горе?

Молодой солдат застенчиво поприветствовал нас. Оказалось, что мой трюк с письмом удался, и заговорщики думали, что я в городе, поэтому дорога была свободна. Вскоре пригороды остались позади, и мы въехали в Чивику. Наша первая цель была достигнута, и мы могли дышать. Мы ходили по оживленным улицам с тростью для уверенности. Через некоторое время оказалось, что расслабляться еще рано.

Говорят, король умирает, — услышал я звук разговора. Мои ноги тут же затекли. Я подошел к двум женщинам у прилавка с большой тыквой и перехватил их.

-и они сказали мне, что король скоро поправится.

Одна из женщин закатила глаза и пробормотала что-то о лишних ушах.

-Ну, они вам солгали! Моя сестра Софи работает горничной в замке. Он говорит, что за последние несколько дней в постели наблюдалась большая активность.

— Теперь он не может покинуть свою кровать. — Она качает головой.

Я кивнул и продолжил свой путь. Магуайр и миссис Насиа отмахнулись от некоторых вопросов, но я и бровью не повел. План был примерно таким же. Я сказал Насиа взять лошадей и, как мы договорились, искать Полину. Она и Магуайр сообщили в трактир, чтобы узнать, нет ли там посетителей, которым нужна акушерка. Они отворачивались от них или направляли их на Полину. Магуайр и Натиа говорят ей и остальным, чтобы они попросили встретиться с ними у мельничного озера. Только один заброшен. Священник переводит взгляд на Натию и кивает. Он дает мне еще одно слово, чтобы защитить ее, если все вдруг пойдет не так.

Я приспособила свой шарф и поспешила к Акрополю. Два ножа были спрятаны под мантией. Я даже попытался спасти свой меч, но он был очень громоздким, и я не хотел обрекать его на гибель.

Когда я сбежал, мой отец был в добром здравии. Конечно, у него был полный живот, но он был полон энергии. Это еще один трюк? Легко. Играть с моими чувствами и заставлять меня спотыкаться. Если да, то они были глупы — я слишком долго откладывал свои чувства.

Вид на Акрополь за поворотом заставил меня напрячь шею. Я поднялся по лестнице, где моя семья и я с нетерпением ждали церемоний, парадов или важных объявлений. Я всегда прятался за спинами своих братьев. Чтобы заставить нас замолчать, отец положил руки на мои плечи и плечи моей матери. Мне хотелось подняться по лестнице в холл, позвать братьев, поприветствовать тетю, найти маму, а затем вторгнуться на кухню с запахом свежеприготовленных блюд.

Теперь периметр Акрополя охраняли стражники. Они были одеты более элегантно и не намного лучше обычных солдат. Их черные сапоги блестели, красные плащи развевались на земле, а кованые железные шлемы сверкали. Еще два охранника положили парашюты перед террасой. Из этих дверей я проведу день своей свадьбы. Мое сердце погрузилось в воспоминания: наконец-то мои ноги вынесли меня к задней двери и солнцу, бьющему в глаза и рассекающему жизнь взад и вперед.

Я вернулся на путь печальной вдовы и медленно пошел к дворцу. Я повернулся, чтобы купить букет цветов.

Ко мне подошел охранник с лестницей. — Это для короля», — сказал я низким северным голосом и протянул ему цветы.

— Она обязательно примет их. Я лично позабочусь об этом. (- Охранник взял букет.)

— А принц Рейган? — Я продолжил. — И у него впереди долгая жизнь. Готов ли он занять трон?

Он выглядел мрачно, но потом вспомнил, что надо говорить по-вдовьи. Возможно, вдова солдата. — Принц Рейган отсутствовал по королевским делам. Как и принц Брин. Его достоинство восстановлено, и нет причин для беспокойства.

Трюк, я так и знал. Никто не бдит в его постели. Но почему братья не в Гражданской?

— Оба принца пропали?

— Как я уже сказал, это вопрос государственной важности. — Было ясно, что его терпение исчерпано. — Извините, я должен вернуться к себе.

— Боги с тобой, сын мой, — кивнул я.

По дороге в собор я спросил о своих братьях. Стражники в малиновых плащах, стоявшие тут и там возле Акрополя, хотели поговорить с вдовой в обмен на сладкий хлеб. Оказалось, что два принца и их личная охрана отправились в Благословенный Тайный Город. Это была небольшая прогулка, но легче от этого не становилось. Брин и Риган нужны мне не только как братья, которые меня не подведут, но и как верные партнеры. На самом деле, это несколько сомнительно. Обычно священнослужителей отправляют путешествовать по стране. Воинов нет.

Вскоре я оказался в блоке со знакомым охранником. Мы вместе играли в бумажки во время моего ночного побега. Смех и шутки были бесконечными. Я играл в азартные игры и узнал подробности о поездке Бринн и Рейгана от одного из солдат. Братья намеревались установить памятник Уолтеру и его погибшим товарищам, чтобы доказать, что королевская семья по-прежнему едина. Хаос, вызванный предательством принцессы Арабеллы, должен быть усмирён.

— Я убью ее брата своими руками, слышишь? — Вмешался другой охранник. — Поместите свой меч на грудь принца Вальтера!

К моему удивлению, я забыл опереться на палку.

Как будто они ударили меня ногой в живот. Я убил своего брата своими собственными руками». Легкое восклицание солдата вскоре было передано остальным членам группы. Я остался в бешенстве. И как томительная ложь о моей свадьбе с Комизаром стала еще более томительной? Люди действительно думали, что я сама убила Уолтера. Поверьте, они полны кипящей ненависти ко мне.

Пальцы Кобизара снова скользнули по моему плечу. Всегда есть что взять с собой. Наша игра продолжается. Он знает мои слабости.

В горле поднялась тошнота. Я сняла шарф и прыгнула в стойло для лошадей. Это тот самый вкус, яд комитета. Я сплюнул и вытер рот. А что, если не только солдаты потеряли свою ложь?

Чтобы удовлетворять супругу после 55, вместо виагры, раскрошите в стакан воды 5 грамм обычного...
6 часов назад
Если нет зубов, наденьте съемные виниры! C 9 августа раздают бесплатно. Получить...
7 часов назад

Читайте также